ЛитРес: лучшие книги недели

Нашим читателям нравится, когда в подборку книг включены максимально разные — на любой вкус. Поэтому своих идей, что почитать, мы стали спрашивать совета у коллег — дайте, говорим, рецензию на книгу, которую читали недавно с удовольствием.

В этот раз мы обратились к Родиону Шеховцову — главному редактору журналов Riga This Week и Atklāj Rīgu. И Родион — щедрая душа — взял и составил нам сразу полный список. За что мы ему очень благодарны.

Красота — это горе

Эка Курниаван

Курниаван — единственный индонезийский автор, добившийся мировой славы, да и то благодаря одному единственному роману. Но за то какому! Смесь «Ста лет одиночества» Маркеса и «Таис Афинской» на стероидах.

eka-kurniavan-krasota-eto-gore

Войны, оккупации, голод, красота, любовь, волшебство, женщина, сильные мужики и никаких правил. Абсолютно не западный стиль нарратива, напрочь лишённый моралистического флёра и предсказуемости. Гипермистический гиперреализм. Очень много юмора и правды о людях и их отношениях.

«Неизвестно еще, что хуже – обидеть хорошего человека отказом или сгоряча выскочить за него замуж».

chitat

Чудеса магии

Рюноскэ Акутагава

Акутагава — японский автор начала ХХ века, фанат Гоголя и Чехова. Его рассказы и новеллы изобилуют «пасхалками» и отсылками к русским авторам. Настоящий интеллектуал и «бэд бой». Покончил собой в возрасте 35 лет, устроив себе передозировку барбитуратов.

runoske-akutagava-chudesa-magii-24159876

Отец японского рассказа. Лаконичный, брутальный, острый как лезвие катаны. Его повествование с лёгкостью разрывает материю средневековой реальности, впуская нас в хтонь и магию.

Изобрел стиль повествования «расемён», когда одна и та же история передаётся с разных точек зрения. Очень рекомендую прочесть вступление-очерк об Акутагаве от Аркадия Стругацкого.

«Человеческая жизнь похожа на коробку спичек. Обращаться с ней серьёзно — смешно. Обращаться несерьёзно — опасно».

chitat

Словарь Сатаны

Амброз Бирс

Амброз Бирс — гениальный американский автор рассказов конца XIX века, продолжатель традиции хоррор-рассказа Эдгара Алана По и Говарда Лавкрафта. По мне, мощнее их обоих на порядок.

ambroz-birs-slovar-satany

Прошёл через мясорубку гражданской войны, был ранен в голову. Его работы — микс жёсткой лейтенантской прозы и мистики, приправленной мрачным циничным юмором человека, увидевшего всё. Автор реверсивного стиля повествования, когда сначала мы окунаемся в финал, а потом погружается в детали причин произошедшего.

«История — описание, преимущественно лживое, деяний, преимущественно незначительных, совершенных правителями, преимущественно подлыми, и воителями, преимущественно тупыми».

chitat

Непобедимое солнце

Виктор Пелевин

«Свежачок» от тантриста-мистика-кибер-оракула — великого и бесстрашного Пелевина. В этот раз из уст протагонистки мы узнаём о секретном культе солнца, пришедшем к нам сквозь тысячелетия из древнего Египта через Грецию и Рим.

viktor-pelevin-nepobedimoe-solnce-kniga-1

Герои — мой любимый набор из хипстеров, олигархов, кубинских проституток и йогов Тибета, закрученных вихрем романа-трипа. Про ковид там тоже есть.

«Я обожаю всяческий символизм. То есть когда жизнь рифмует. Мне даже кажется, что эти рифмы можно подделывать — это и есть магия, симпатическая и очень мне симпатичная. Мы как бы разъясняем толстозадой неповоротливой судьбе, какой хотим её видеть, и иногда она понимает намёк».

chitat

120 дней Содома, или Школа разврата

Маркиз де Сад

Книга однозначно «18+», может даже, безопаснее для 36+ и не для девушек. Если вы думаете, что Маркиз де Сад — это такой лайтовый пошляк на манер поручика Ржевского, то вы жестоко ошибаетесь. Я бы назвал это произведение романизированным учебником сексопатологии. Вот это ребята отжигали.

desad

Роман повествует о четырёх аристократах, в планах которых достичь наивысшего сексуального удовольствия, они запираются на четыре месяца в замке с 38 молодыми людьми обоих полов и патронессами борделей, которые их консультируют. Много тонкого и не очень юмора, политической и религиозной критики.

«Всякая вещь, кажущаяся тебе ужасной, перестает быть таковой, как только ты от нее испытаешь наслаждение; ужасной она, стало быть, останется в глазах других».

chitat

Если Вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Shift + Enter, чтобы проинформировать нас.

На главной странице