fbpx

Археолог и педагог Мария Назарова: “Нам есть, чему поучиться у Древнего мира”

Мария Назарова – педагог старший преподаватель кафедры истории и теории искусств Петербургского Университета технологий и дизайна , искусствовед, участник археологических экспедиций в Риге пролетом, пробегом, но с удивительной лекцией, диалогом. Фараоны, нуар и ар-деко – рассказ о том, как сильно на искусство повлиял древний мир, что передал нам, а что изменил безвозвратно.

Но Мария не только педагог. Она, прежде всего, ученый. О своем опыте, Древнем мире и немного о романтике профессии.

marija

“В каждом новом есть хорошо забытое старое. И те формы, которые пришли к нам из древнего египетского, месопотамского, греческого, римского искусства настолько плотно укоренились в современности и стали привычным, что мы уже и не замечаем, забываем, а то и вовсе не знаем, откуда же “дует этот ветер”. А ведь интересно узнать, что это за образы, чем они были изначально, как изменились и какие свои функции выполняли раньше.

Древность научила нас многим прикладным вещам, но даже не это самое главное. Те открытия, которые поджидают любого исследователя старины – иногда поражают и всегда восхищают. Человечество переживает взлёты и упадки культуры, задается актуальными вопросами и ищет ответы, а они вот, уже были в свое время прописаны и решены.

И это касается изобразительного искусства в том числе. Я бы сказала, особенно в изобразительном искусстве – эффекты, приемы, решения, многое уже было задолго до нас.

Археологический сезон, может порадовать уникальными открытиями – произведениями Древней живописи, скульптуры, архитектуры (или тем, что от них осталось), а может дать и очень скромное количество важных находок, все же не имеющих художественной ценности . Но если уж открыты статуи, фрески, здания фюю или их фрагменты, даже предметы быта хорошей сохранности– это уже никогда не забудется. Более того, для ученых-археологов откопанная суповая тарелка может быть более информативной, интересной и говорящей, чем драгоценное украшение.

Искусствоведам здесь тяжелее – очень уж хочется находить памятники искусства! В этом смысле археологи все-таки отличаются от историков искусства. все же нас, антиковедов, может порадовать даже крошечный черепок, если у него богатая история. Потому что каждый этот предмет – начало пути, который ведет к чему-то большому и интересному.

В 2006 года я впервые отправилась в качестве участника археологической экспедиции в Восточный Крым. Если точнее – Керчь. Исследовали городище Нимфеи – античный город, который некогда мог соперничать с крупнейшими греческими городами Боспора.

А вот что я там нашла – вопрос больше философский. Именно тогда я точно опеределилась со своей будущей специальностью , точно решила, что буду заниматься искусством древнего мира, встретила замечательных коллег и друзей.

PHOTO-2019-04-16-11-35-06

Ошибочно предполагать, что исследователи древнего искусства только раз в год выбираются “копать землю и разбирать черепки”, а потом несколько месяцев сидят за скучной бумажной работой. Именно работа в архивах, с источниками порой подбрасывает фантастические находки! Ты можешь найти новое сведение или новый сюжет, который станет, теперь уже известной, частью мировой истории.

Специальность историка искусства вообще предполагаетдлительное нахождение в помещении: библиотеки, музеи, работа над текстом. Нам не привыкать.

Иногда всегда приходится тщательно и долго изучать произведения искусства и архитектуры, анализировать, интерпретировать их, делать выводы и делиться ими. На самом деле, это тоже знакомство с течением времени. Тот же архив или источник приоткрывает завесу, становится машиной времени.

Все исторические и теоретические знания в истории искусства и архитектуры, мы стараемся обязательно совмещать с практическим знакомоством с предметом, наблюдением за ним.

В Ригу я привезла лекцию о кино и искусстве Древнего мира. Кино, как и театр, создает свой собственный мир, предлагая нам новое видение и новую реальность, интерпетацию, переложение.

И нельзя сказать: правильное это переложение или нет. Мы можешь лишь оценить его качество: насколько зрелищным получилось, насколько увлекателным.

bilet_sm

Здесь будет интересным примером такой жанр кино, как – пеплум. Это масштабные батальные сцены на основе библейских или античных сюжетов.О нем подбробно я расскажу во второй лекции цикла. Но главное понять, что высмеивать такое киноискусство не надо, не стоит тыкать пальцем в стремена и кричать: “Какие стремена в третьем веке до нашей эры?”.

Это особенный жанр, от которого не стоит требовать документальной достоверности. А вот “художественность” пеплумов предмет спорный, многогранный и интересный. Ведь Такие фильмы создаются на базе обобщенного восприятия неких исторических форм искусства, своих шаблонов и своего видения. Но именно этот псевдоисторический киномир очень сильно влияет на зрителя. Особенно зрителя, который далек от знаний искусства или истории.

Мне очень интересен и привлекает древним Рим и я с этой эпохой связана вот уже тринадцать лет. Более того, это и моя тема диссертации. И этот мир настолько безграничен и многообразен, что понятия “скучно” мне к нему сложно применить. Нам всем есть еще, чему поучится, что поизучать, что посмотреть и о чем поговорить.”

Если Вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Shift + Enter, чтобы проинформировать нас.

На главной странице