Сергей Никитин: “Если бы Татьяна мне в рот смотрела, это было бы скучно!”

Наверное, у меня было правильное детство. Тогда я засыпала под мелодии Сергея и Татьяны Никитиных, совершенно не чувствовала себя бардом, а чувствовала себя счастливой. Это ведь они исполнили ту самую Александру из “Москва слезам не верит”, они запрягали ишака “со звездою во лбу” в бричмулу и ехали к Чимганским горам. И этот дуэт, на мой взгляд, олицетворяет целую эпоху.

1221

C 31 июля по 1 августа в концертном зале “Дзинтари” пройдет удивительный фестиваль “Морская жемчужина”, на который приедут самые известные и самые любимые актеры советского и российского кино. Список гостей не просто впечатляет, шокирует. Среди приглашенных — Татьяна и Сергей Никитины, чью роль в кинематографе умалить сложно. Нам удалось пообщаться с Сергеем Яковлевичем обо всем на свете.

тшлшешт4

“Мы едем в Ригу с добрыми эмоциями и самыми нежными воспоминаниями. В Латвии мы с супругой не были очень давно, не скажу даже насколько давно, но точно с 1991 года. Поэтому отправляемся к вам с некоторым чувством любопытства: как Европа пришла в Латвию.

Когда творишь, не думаешь о том, будет ли песня жить вечно. Мы просто делали то, что нам нравится, делали для себя и своих друзей. Но одно точно – специально шлягер не напишешь. Песня “Александра” для фильма “Москва слезам не верит” стала популярной, потому что именно так сложились звезды и обстоятельства.

Первое мое участие в кино — песня для фильма “Ирония судьбы, или с легким паром”. Именно тогда мы подружились с Эльдаром Рязановым. И до сих пор помню, что знакомство с прекрасным режиссером было каким-то обычным рабочим моментом на Мосфильме. Но то, что мы, как говорят, одной группы крови, стало понятно сразу. И то, как он разбирался в поэзии и в музыке, сделало его в наших глазах, прежде всего, близким другом, а уже потом великим Рязановым.

nikitin

Сейчас работаю в театре и меня было бы правильно назвать “пишущий на стихи”. (Смеется). Но с театром меня вообще многое связывает. С тем же Петром Фоменко мы познакомились еще в 1967 в МГУ, и эта дружба, а потом и сотрудничество, прошли через всю жизнь. Последний спектакль, который и сейчас идет в “Мастерской П.Фоменко”, – “Рыжий” – включает мои песни на стихи екатеринбургского поэта Бориса Рыжего. И не меньшая часть жизни — это должность заведующего музыкальной частью театра Олега Табакова.

Наша концертная деятельность продолжается, и до сих пор довольна интенсивна. Мы выступаем и на Дальнем Востоке, и в Москве, и в Питере, и в Америке, по всей Европе, в Израиле и даже до Австралии добрались.

Думаю, наша аудитория – верная аудитория. И это не только наше поколение, но и наши дети и внуки. И все равно, это какой-то небольшой процент населения, поэтому я бы не говорил о всенародной славе и любви.

nikitin2

Мы не устаем друг от друга. Нам часто приходится разъезжать по разным странам, да и Татьяна часть времени проводит в Италии. Наверное, чем реже видишься, тем больше гармонии.

Если бы Татьяна мне в рот смотрела, это было бы скучно. А у нее свой взгляд, свое умение, свое видение. Можно сказать, что идеологическая платформа у нас общая, а способ донести мысль — разный.

Мы часто спорим, и эти споры, как правило, приводят к лучшему результату.

Вот сейчас работаю над музыкальным спектаклем. Первый человек, которому я дам прослушать, — Татьяна. Правда, иногда ее замечания воспринимаю очень болезненно. Но и это к лучшему.

Среди всех исполненных песен одна из любимых – “Диалог у новогодней ёлки”. У Татьяны день рождения как раз в Новый год, и именно эта песня мне особенно дорога. Возможно потому, что в ней есть слова про надежду. А так как мы все время думаем, что завтра, в крайнем случае, послезавтра, будет непременно лучше, чем сейчас, то и песня актуальна.

Еще недавно была написана песня “Заклинание” на стихи Михаила Леснова, которая сразу стала мне очень близка. В ней очень ярко отражаются актуальные уже на сегодня чувства.

Трудно представить весь творческий путь без Татьяны. Хотя, я ведь работаю как самостоятельная единица, как автор музыки. Но что касается сценического образа, который возник в нашем дуэте, одному этого достичь просто невозможно. Каждый из нас привнес свою ласку в этот образ, что в конечном итоге стало настоящим театром двух актеров.

nikitin5

В плане гуманитарном человек мало меняется. Вспомните высказывание Сократа: “Посмотрите на нынешних молодых людей! Старших не уважают, учиться не хотят…”

Для меня нет особой разницы, в какую эпоху работать. В советское время наш слушатель – это студент, сотрудник НИИ и представитель бюро пропаганды. Нас постоянно зазывали в коммунистическую партию, но мы как-то отвертелись. Тогда более важным казалось защитить кандидатскую диссертацию.

Вообще статус научных сотрудников Академии Наук очень нравился. Вокруг были люди читающие, критически мыслящие, которые считали нас своими выдвиженцами. Когда случались выходы на сцену или телевидение, мы себя ощущали посланниками научной интеллигенции. Я ведь оставил научную работу и полностью погрузился в работу “Табакерки” только в 1987 году, когда перестройка уже вовсю давала о себе знать.

Диссертация имеет значение только в научной среде. Но и мне самому нужно было затратить какие-то усилия и добиться результата. Я ведь занимался увлекательной экспериментальной работой в сфере органической химии и биологической физики. А вот оформлять потом научные статьи приходилось себя заставлять. Но надо было, надо было догонять Татьяну, которая вышла на финишную прямую на пять лет быстрее меня! Пришлось проявить волевые качества.

Зато в музыке всё происходило естественным путем. У меня на столе диссертация, а в голове вдохновения от стихов Шпаликова…

Горжусь тем, то что Зиновий Гердт называл меня мастером художественного слова.

Рад тому, что научился у своего тестя, Хашима Умаровича Садыкова, варить настоящий таджикский, точнее самаракандский плов! Для меня большая радость – готовить и угощать друзей. Вкусный плов можно делать только с любовью! И когда все говорят: “Ах, Серёжа, вот сегодня как никогда!” – испытываю настоящее удовольствие!

У меня по жизни есть правило, которое я очень уважаю, но следовать ему никак не получается. “Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня”. А у меня всё время вертится мысль: “Надо бы отложить!” Но порой отложить невозможно. Вот сейчас как раз делаем уборку в квартире, вернее, боремся с возрастающей энтропией: разбираем диски, книжки — ужас! И отложить уже нельзя, Татьяна зовет…”

Если Вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Shift + Enter, чтобы проинформировать нас.

На главной странице