Люди дела: Юлий Круминьш “Рассказы ильгуциемского пацана”.

“Просто живи ярко. Подгоняй себя.
Не останавливайся на достигнутом.
С гордостью носи полосатые чулки.”
Джоджо Мойес “До встречи с тобой”

Миллионер Юлий Круминьш прожил бурную жизнь, заработал состояние, сидел в тюрьме, обладал многими женщинами и объездил весь мир. Что остается человеку бешеной энергии на закате дней? Осуществить очередной проект – написать о себе книгу.

nata

И Юлий Круминьш ее написал – “Рассказы ильгуциемского пацана” были презентованы в Polaris еще в октябре прошлого года. Но вот я только сейчас добралась до этого увесистого, богато изданного тома. И признаться, читала исповедь опального олигарха, не отрываясь. Они тем более интригуют, что в них фигурируют известные персоны: Шкеле, Репше, Лембергс, Паулс, Савицкис, Юрканс и многие другие.

julijs1

Круминьш вырос на тихой улочке Ильгуциемса, дружил с другими такими же пацанами, в числе которых был Янис Юрканс. Да и детство Раймонда Паулса прошло в том же предместье, где жители после войны еще долго держали огороды и скотину. Как и мать Юлия. Но для работы на большом подворье Круминьшей нанимали женщину, а сама хозяйка торговала на Центральном колхозном рынке и своей продукцией, и других саймниексов. Вот когда Юлий получил первые представления о коммерции.

Парень он был безбашенный – отважно ввязывался в драки, был заводилой в рискованных шалостях. Но уже мальчишкой знал, как и на чем можно заработать денежку. С годами его деловая хватка крепла, а масштабы спекуляций (тогда это так называлось) становились все крупнее.

Был момент, когда оборотистого парня повязали – за хищение госсобственности. Юлий работал электриком на ВЭФе и выносил детали с завода. Умельцы собирали из них “Спидолы” и продавали транзисторы в обход госторговли. Дефицит же был на все! В общем, если бы нашего героя не сцапали бдительные органы, он наверняка стал бы крупным подпольным цеховиком. Представителем той самой теневой экономики, которая и подкосила в итоге плановую социалистическую.

И кстати, Круминьш отнюдь не считает, что поступал нехорошо, разворовывая народное добро. Тогда ведь все тащили, что плохо лежало – от канцелярских скрепок до железобетонных плит. А чего не тащить-то? Сколько этого самого добра ржавело на задворках заводов, вывозилось на свалки, закапывалось в землю. И никакой “Фитиль” и ОБХСС не могли побороть бесхозяйственность, и никакие постановления ЦК КПСС не могли покончить с дефицитом товаров.

jul3

Так что Юлий считает, что поступал правильно. Органы однако оценили его инициативу иначе. Но Юлия как-то отмазали. Я так поняла, что матушка понесла подношения влиятельным людям, хлопотали за парня и другие родственники, да еще первый секретарь райкома комсомола проникся к нарушителю социалистической законности симпатией и поручился за него. Круминьш умел расположить к себе и простых людей, и большое начальство. Особенно, женского пола.

Его мужское обаяние и организационные способности сыграли решающую роль, когда он попал на работу на Рижскую киностудию, а оттуда – на учебу в Московский кинематографический институт, где учился на директора фильмов. Богема всегда пересекалась с сильными мира сего. И вот в этой киношной тусовке Круминьш обзавелся кругом полезных друзей. Из его повествования следует, что отношения с этими людьми были искренними и дружескими. Тем не менее он не раз извлекал из этих связей вполне материальную выгоду. Система блата, которая существовала в СССР, как он сам признает, было временем, в котором он себя чувствовал как рыба в воде.

Самый доходный бизнес молодого Круминьша шел параллельно с работой на фильмами: это торговля цветами. Мне было удивительно узнать, что в разветвленную сеть выращивания и сбыта тюльпанов, гвоздик и саженцев роз были вовлечены десятки должностных лиц – у себя на участках цветочки выращивали директора школ, партийные функционеры, архитекторы, прокуроры… Со всеми у Юлия были налажены деловые контакты.

У самого Юлия тоже были теплицы и наемные люди, которые ухаживали за посадками. Потом хрупкую красоту везли чемоданами в Ленинград, Москву, на Крайний Север, где прибыль от продажи могла составлять тысячу процентов. Но самые большие деньги Юлий зарабатывал на посредничестве: закупал дички роз в молдавских колхозах по три копейки штука, а сбывал по 25 копеек оптом предприятиям. Озеленение заводских территорий было модной темой. Навар с одной машины саженцев – 25 тысяч рублей. Непостижимая сумма для обывателей тех лет.

И тут не обходилось без лукавства. Клумбы с розами на фабричных дворах загибались после первой же зимы, что было предсказуемо. Но директора, которые имели свои 10% от сделки, из года в год заказывали новые партии, обреченные на вымерзание.

Отдельные главы в книге посвящены отношениям с женами, любовницами, с конкурентами-олигархами и политиками. Особенно подробно пишет Юлий как раз о последних двух категориях. Он раскрывает подноготную распила госсобственности между новоявленными акулами капитализма: Шкеле, Лембергсом и Шлессерсом. И о соучастии в этих аферах высокопоставленных чиновников и депутатов. Вряд ли читатель, проживший эти годы в Латвии, будет изумлен приведенными фактами. Но понятно желание Круминьша отомстить недругам хотя бы с помощью гласности.

jul2

Впрочем, и с ним успели поквитаться – почтенного бизнес-аксакала KNAB посадил на несколько дней за решетку. За нарушения в финансировании партии. Круминьш уверен, что его показательное задержание было заказано «серыми кардиналами» Латвии. Они и раньше мешали бизнесмену – тормозили его проекты.

Один из самых крупных – нефтетерминал Man-Tess на Мангальсала, который был в 92-м году возведен буквально за несколько месяцев. Транзит нефтепродуктов, а потом и узбекского хлопка сказочно обогатил Круминьша. Да и в бюджет страны потекли большие налоги. Но жители этого микрорайона вряд ли в восторге от того, что вынуждены днем и ночью дышать испарениями бензина. Правда, Круминьш пишет, что хотел перетащить терминал на Кундзиньсалу, но люди Репше, который был в ту пору премьером, зарубили готовый и уже согласованный проект.

И это при том, что “инопланетянин” Репше получил от Круминьша на свою партию “Новое время” 25 тысяч латов.
Вот насколько хорошо Круминьш всегда подбирал партнеров, окружал себя преданными друзьями и сотрудниками, и вроде бы прекрасно разбирался в людях, а с политиками постоянно ошибался. Когда-то мама дала ему наказ: “Держись от политики подальше, сынок!”. Но пришлось его нарушить – без политики большой бизнес в Латвии не делается.

Круминьш спонсировал практически все латвийские партии – в одном случае, как он говорит, верил, что они способны изменить страну к лучшему, в другом надеялся, что хотя бы мешать его бизнесу не будут. Ошибочный расчет! Нашлись игроки покруче и похитрее, которые переиграли его на этом поле.

Так что Man-Tess ему пришлось продать. Он даже уехал с семьей в Австралию, прожил там два с половиной года, но заскучал по родине и большим делам.

Конечно, Круминьш бедняком не остался, он щедро дает деньги на благотворительность, поддерживает молодые дарования, гордится детьми, обожает внуков, а все ж обида гложет. И не только за себя, но и “за державу”. В своей книге Круминьш жестко критикует коррумпированную власть, не боясь называть поименно тех, кто довел государство до нищеты, но набил свои карманы. Разносит в пух и прах национальный блок и его лидеров, обвинаяет политиков и дипломатов в раздувании на пустом месте антироссийской истерии, которая убивает нашу экономику.

jul4

Круминьш не боится, что его обвинят в нелояльности. Когда тебе за семьдесят, и ты один из самых богатых людей страны, уже ничего не страшно. Да он и раньше ничего не боялся – рисковал большими деньгами, ходил “на стрелку” к рижским “авторитетам” и на разборки к криминальным чеченцам, разруливал опасные ситуации, и часто балансировал на лезвии бритвы. Так что сейчас, будучи независимым во всех отношениях человеком, “ильгуциемский пацан” может позволить себе говорить то, что думает.

Что пленяет в этом характере? Редкая в наших краях харизма, кипучая энергия, способность идти на риск, верность друзьям и соратникам, забота о большой семье, щедрость… В книге есть фрагменты воспоминаний уважаемых людей, которых судьба на каком-то этапе сводила с этой личностью.

Руководитель колхоза, работник киностудии, первый секретарь КПЛ… Юлий пригласил их работать на Man-Tess в очень трудные для них 90-е годы. Причем главным критерием для Круминьша были прежде всего человеческие качества – порядочность, ответственность. И его сотрудники не подвели его. Только один эпизод: когда Юлий попал в тяжелую аварию и ему понадобилось переливание крови, сдавать кровь для него пришел весь коллектив Man-Tess!

На мой взгляд, Юлий Круминьш чем-то похож на Дональда Трампа. Такие всегда ставят дерзкие цели и идут к ним напролом. Чтобы лучше понять этот архетип, а заодно больше узнать о недавней эпохе и людях, которые меняли страну, стоит прочитать автобиографическую книгу Юлия Круминьша.

Если Вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Shift + Enter, чтобы проинформировать нас.

На главной странице