Люди дела: “Я обыкновенный ученый, который любит жизнь”

“Я обыкновенный ученый, который любит жизнь”. Именно так характеризует себя латвийский микробиолог, генетик, глава научно-технической биоинженерной компании BioSan SIA Василий Банковский.

bank4

Насчет своей “обыкновенности”, Василий, конечно, поскромничал. В советское время, еще будучи молодым доктором биологии, он уже входил в достаточно узкий круг научной элиты. А в независимой Латвии Банковскому, одному из немногих, удалось блестяще совместить прикладную науку и производственный бизнес.

Он создал фирму, которая сегодня продает инновационное биотехнологическое оборудование в 80 стран мира и входит в тройку крупнейших экспортеров отрасли в Латвии! А вот то, что мой герой любит жизнь и азартно исследует ее – чистая правда.

nata

“В советское время был я учеником у ученых, находящихся в тени. У них у всех было сложное прошлое, и они не были обласканы властью, – вспоминает Василий, – но имели большой авторитет в науке. Когда из уст кого-то из них, таких как Олег Мильштейн, Рута Озолинь или Зигфрид Каган, я, мальчишка, слышал похвалу в свой адрес, испытывал… ну почти счастье.”

В 1991-м лабораторию, которую возглавлял в Институте микробиологии АН Василий Банковский, закрыли. Ученый, на счету которого было уже три десятка авторских разработок, оказался не востребованным.

“Но своих оппонентов надо всегда вспоминать с благодарностью. Они дают тебе новый шанс. Эта ситуация помогла мне создать свою научно-техническую фирму. Правда, она довольно быстро обанкротилась не потому, что направление было не верным, а потому, руководителем я оказался авторитарным и не готовым к ведению такого сложного бизнеса. Но если не пережил хотя бы одно банкротство, успешный бизнес не построишь.

НАТАЛЬЯ: Василий, как это у вас получается: изобретать, разрабатывать уникальные приборы и успешно продвигать их на мировой рынок…
ВАСИЛИЙ: Процесс такой: я ставлю перед собой конкретную задачу: в чем нуждается биотехнологический рынок? Например, бороться с вирусными инфекциями. Изучаю рынок, конкурентов, выявляю свободную нишу, набрасываю несколько идей, как эту нишу заполнить. Потом подключаю свою команду инженеров, электронщиков, программистов и дизайнеров.

bank3

Они начинают эти идеи обсуждать с точки зрения рисков: вот эта неосуществима, а с этой можно работать. Дальше начинается мозговой штурм, точнее – осторожное созидание виртуального образа продукта. Выбранное решение утверждаем, формируем группу исполнителей, утверждаем бюджет и сроки, делаем опытные образцы, передаем их на испытание в лаборатории и на основе их заключений доводим макетные образцы до промышленных.

Как видите, это исключительно коллективный продукт – и управляют процессом творчества не просто все участники, а личности. Этого опыта у меня не было в предыдущем обанкротившемся проекте, потому он и провалился.

А представить новый продукт на рынке – это уже задача другой структуры фирмы, которой руководит Светлана Банковская. Она у нас отвечает как раз за административную часть и маркетинг. Света не просто химик, а физ-химик и может объяснить клиентам в чем ноу-хау наших технологий.

НАТАЛЬЯ: А как вы познакомились?
ВАСИЛИЙ: Она была студенткой химфака ЛГУ и работала в лаборатории Института микробиологии у Руты Карловны Озолинь, где я писал диссертацию. То, что это очень умная девушка, я понял, когда она меня обыграла в шахматы. Потом уже я узнал, что Светлана (в 3-м классе!) была чемпионкой Риги по шахматам.

Я по знаку гороскопа овен – упорный, пробивной, Света – весы, она тщательно взвешивает все “за” и “против”, а я добавляю ей решительности. Так что мы удачно дополняем друг друга. Это самое простое объяснение синергии. Это самое простое объяснение синергии.

bank2

НАТАЛЬЯ: Несколько лет назад вы рассказывали, что разрабатываете прибор, который подавляет вирусы в окружающей среде. Какова его судьба?
ВАСИЛИЙ: Мы его запустили в серийное производство, и его покупают. Недавно из Казахстана пришел заказ на две тысячи приборов. Да и в Латвии в некоторых медицинских центрах они установлены.

НАТАЛЬЯ: Ни разу нигде не видела…
ВАСИЛИЙ: В это такие компактные и элегантные «штучки», они висят на стене, пациенты их не замечают, но они защищают персонал, например, во время эпидемий гриппа.

НАТАЛЬЯ: Бизнес для вас как для ученого, это вынужденная необходимость? Он в радость или в тягость?
ВАСИЛИЙ: Это философский вопрос – как ты воспринимаешь действительность. Помню, уже на пороге крушения СССР в Риге проходил один международный симпозиум по молекулярной генетике. Кстати, многие коллеги из других стран приехали на него, потому были знакомы с моими исследованиями в области генной инженерии. Мне нужно было выступить с заключительным словом.

Все ожидали, что я скажу что-то дежурно-оптимистичное. А я, поблагодарив участников конференции, сказал то, что уже четко видел: скоро в Латвии очень много простых людей останутся без работы. И мы, интеллигенты, ответственны за это. Сказал, что смысл жизни я вижу в том, чтобы помочь этим людям выжить. В гардеробе я был подвергнут остракизму коллег: ты же интерфронт!.. Такое сказать при иностранцах.

Я никогда не был в Интерфронте. Но сдержал свое слово. Сегодня у нас работает 107 человек.

НАТАЛЬЯ: В Латвии возможно появление Нобелевского лауреата?
ВАСИЛИЙ: Сегодня в мире такие фантастические и настолько затратные проекты, что их могут осилить только крупные державы, да и то в кооперации. Эти проекты требуют объединения огромного количества талантливых людей. У нас в Латвии много талантов.

Я наблюдаю за молодыми учеными. Почему они работают в одиночку? Есть же классическая пирамида: три студента младших курсов делают курсовые по теме, три студента старших курсов делают дипломные в этом же направлении, три аспиранта делают докторскую, доктора наук пишут научную работу и становятся академиками. Так возникает научная школа. Один поднимается вверх и за ним по ступенькам поднимаются его ученики.

bank1

Но у нас очень ревниво относятся к успехам коллег. Заслуги BioSan на родине тоже признали только после того, как мы стали совместным англо-латвийским предприятием и нас приняли в Европе и в мире .

НАТАЛЬЯ: Многие ваши коллеги – научные сотрудники, доктора наук – эмигрировали из Латвии. Почему вы не уехали?
ВАСИЛИЙ: В мире людей, как и в мире животных, есть оседлые технологии выживания, а есть миграционные. У перелетных птиц – миграционные технологии. А есть якутская лошадь, вся в шерсти, сбрасывает температуру тела до с 37 до 17 градусов, скорость всех биохимических реакций в ее организме зимой падает в десять раз. Я, конечно же не лошадь Пржевальского, но, наверное, и во мне больше присутствует оседлые стратегии выживания.

Мы с женой много ездим по миру, но с радостью возвращаемся – у нас дом в лесу, собака, косули заходят, птицы щебечут, дуб во дворе, которому лет восемьсот… Дома хорошо!”

У Василия все ладится, за что ни возьмется. Он прекрасно играет в теннис, занимается подводным плаваньем, вместе с женой они катаются на горных лыжах. На своей ленте в FB он выкладывает свои воспоминания о боевой молодости. С юмором и самоиронией пишет о студенческих годах, работе в Латвийском институте микробиологии, об учителях и коллегах в науке, о первой поездке за границу , о любопытных контактах с «людьми в черных костюмах»… Память у него феноменальная – она сохранила все имена и все детали.

Вообще природа щедро наделила Банковского талантами. К примеру, у него абсолютный слух и уникальная слуховая память. Он и людей запоминает не в лицо, а по голосу. А прослушав раз концерт симфонической музыки, годы спустя способен вспомнить каждый нюанс в игре исполнителей.

НАТАЛЬЯ: Наверное, если бы не наука, вы могли бы стать выдающимся музыкантом?
ВАСИЛИЙ: Скорее, дирижером. В детстве играл на трубе, флейте, гитаре, но мечтал о фортепьяно. Поэтому купил синтезатор. На нем могу записать одновременно до нескольких десятков партий разных инструментов на одну музыкальную тему и люблю дорабатывать партитуру. К тому же каждый палец связан с определенным участком мозга, поэтому игра на клавишных – это лучшая тренировка для мозга.

Но главная история успеха семьи Банковских – это их сыновья. Старший, Павел, закончил один из престижных Оксфордских университетов, младший, Игорь, выпускник Кембриджского колледжа. А сейчас оба изучают биологию в Латвийском университете и работают вместе с отцом над разработкой новых высокотехнологичных продуктов компании BioSan. Так что Василий и Светлана спокойны за будущее – будет в чьи руки передать дело, и продолжить служение людям.

Формула успеха от Василия Банковского:
“В Латвии имеются все технологии получения финансовой поддержки. Формулу успеха своего дела можно представить в виде нескольких этапов. 1) Инвестиция, 2) кредит, 3) местный инвестор, и, наконец, 4) западный инвестор.”
В 2016 году BIOSAN получил третье место на латвийском конкурсе “Приз за экспорт и инновации”.

Фирма основана в 1992 году. С 2005 года является совместным латвийско-английской компанией.
Компания разрабатывает инновационные приборы молекулярной диагностики, имуннодиагностики, биотехнологии, аппликации, общелабораторное оборудование для современных персональных минилабораторий.

Если Вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Shift + Enter, чтобы проинформировать нас.

На главной странице