Люди дела: Рыба ищет где глубже, а человек…где рыба.

Что касается человека, то за рыбой он готов отправиться на край света: с тралом, со спиннингом, с подводным ружьем… А еще лучше – завести рыбку прямо у себя дома – в искусственном пруду. Но вот насчет того, что рыба ищет, где глубже – пословица неверна.

Один вид предпочитает неглубокие заводи, илистое дно, другой – проточную воду и похолоднее, третьему нужно обязательно пройти на нерест сотни километров – из моря в реку… Подводная фауна – дело тонкое. Если кто взялся ее разводить в коммерческих целях, должен хорошо знать повадки, особенности и “запросы” каждого вида.

nata

Частное рыбоводческое хозяйство “Sillakas”, что в 18 километрах от Цесиса, существует с 1996-го года, и сейчас оно – одно из лучших в Латвии. Это семейный бизнес.

sil5

Ренат Хофманис по профессии гидротехник, его сын Райво – ихтиолог. Помогают и невестка, и внуки – работы хватает всем. Когда Ренату вернули наследственные 70 гектаров со строевым лесом, то он не стал, как другие, вырубать на продажу богатый сосняк на своих угодьях, а вырыл на лугу первый пруд. Сейчас в Sillakas 12 прудов!

Sillakas – в переводе с эстонского “салака”. Именно здесь по берегу Рауны через хутор Хофманисов до войны шли обозы с салакой, выловленной на Балтике.

В шести подрастают мальки карпов, линей, сомов, щук, форели и …осетров. (Мы попробовали копченого с пылу с жару – редкая вкуснотища!). А в остальных шести прудах плавают уже взрослые особи и на них открыта коммерческая рыбалка. Ее еще называют ленивой – все снасти можно получить на месте, и даже помощь инструктора, который научит ими пользоваться.

Улов по желанию клиента тут же закоптят или поджарят. Устраивай в беседке пикник, жарь рыбку на гриле, только прежде попарься в русской баньке или в японской косточки прогрей! Леса вокруг знатные: зимой вставай на лыжи, летом и осенью – бери лукошко и за черникой, да по грибы. Для детишек хозяева сделали игровую площадку. Для любителей уединения построили отдельные домики на берегу прудов. Для романтичных натур оставили нетронутым один заповедный луг, и с весны на нем такое буйство цветов! Посидеть в тишине на берегу своенравной Рауны, что течет рядом, тоже дорогого стоит.

Речка, между прочим прелюбопытная. Чем более сухое и жаркое лето, тем вода в ней холоднее, чем прохладнее и дождливее – тем вода теплее. А все родники, которые бьют на дне реки. Чем меньше воды в русле – тем больше донные источники ее охлаждают.

sil1

Желающих отдохнуть у Хофманиса по-семейному столько, что летом порой приходиться на запросы отвечать отказом – места всем не хватает. Все-таки рыбная ловля, даже ленивая, не терпит суеты и толкотни. Кстати, как и рыба. Заселенность прудов владельцы держат под контролем: если на один квадратный метр количество особей больше нормы, рыба чувствует себя угнетенной, болеет и не нагуливает вес. Но и передерживать рыбу нет смысла. К примеру, самый вкусный осетр – средних размеров.

hofmanis

Ренат Хофманис

владелец “Sillakas”

“В девяностые годы многие любители взялись копать пруды и разводить карпов, форель, но две трети этих предпринимателей в первые же годы обанкротились. Остались лишь те, кто привлек к делу специалистов из бывших рыбоводческих колхозов.

Сегодня конкуренция на этом рынке довольно сильная, но это и хорошо – она заставляет нас постоянно модернизировать хозяйство. Но чем больше я узнаю о природе, тем больше понимаю, что все в ней, даже самое крошечное создание, – это настоящий космос!”

Вообще в “рыбном” бизнесе много нюансов, и контролировать тут нужно все и постоянно, как и на всяком производстве. Температура воды, аэрация, состояние дамб, техники, качество мальков, кормов, погодные условия… Что-то упустил – и жди замора рыбы.

Ущерб может нанести и стихия: нынешней осенью сильнейший ливень размыл дамбу между прудами. А на днях у Хофманисов сгорел немецкий водяной насос – выкладывай полторы тысячи на новый. А ведь семья уже потратила большие деньги на замену 15 старых насосов на новые, современные, на порядок более экономичные.

sil4

Конечно, без инвестиций поднять такое хозяйство было бы нереально. Ренат рассказывает, что пришлось пройти много бюрократических барьеров, чтобы получить европейское финансирование. Но и свои немалые средства требовалось вкладывать и брать банковские кредиты.

Однажды Хофманису позвонили из самоуправления: “Ренат, тут у нас пропадают европейские деньги – один коммерсант в районе отказался от проекта на 48 тысяч евроденег. У тебя два дня. Успеешь сделать и утвердить свой проект – получишь всю сумму. Но столько и с твоей стороны вложений.” Понятно, что надо было взять кредит. Но все равно Ренат и Райво не могли упустить такой шанс. Срочно пригласили знакомого, опытного архитектора, и заказали ему проект гостевого дома на шесть номеров.

“Мы ходили с ним по полю с рулеткой и он прямо по рельефу делал разметку. Молодец, успел: чертежи изготовил и согласовал за двое суток! – смеется Ренат. – Ну да, проект самый простой – коробка, на художественные изыски времени не было. Но отельчик получился очень комфортным и в сезон ни один номер не пустует.” Да и зимой в выходные народ подтягивается: когда наша компания уезжала из Sillakas, приехала другая на джипе – попариться.

sil6

Чувствуется, что Ренат к своему делу относится с большой любовью. Он увлеченно рассказывал нам о таинственном мире подводного царства. Вот, к примеру, форель. Размер ее мозга – с горошину. Тем не менее ей чаще всего удается перехитрить рыбака.

Кстати, речная и озерная форель в неволе не живут. В прудах и бассейнах разводят радужную, которую получили путем скрещивания ручьевой форели с разными видами лососевых.

Или, скажем, лосось. Он чует запах “родины”, куда стремится на нерест, даже если воды из родного водоема будет один миллиграмм на многие тысячи кубометров морской воды. Что за дивный обонятельный аппарат подарила ему природа?

Впрочем, с некоторыми созданиями Ренату приходится вести настоящую войну. В последние годы в окрестностях расплодилось невиданное количество лис. А это беда – исчезают певчие птицы: рыжие плутовки разоряют их гнезда, а на хуторах они воруют кур, да и на пруды к Хофманисам повадились рыбу таскать. Ренат рассказывает, как стал караулить лесных воровок каждую ночь у окна с ружьем. Засечь очередную хищницу в темноте помогал оптический прицел с инфракрасным светом. Ночь за ночью охотник поневоле проводил в засаде и подстрелил… 61 лисицу!

sil2

А что делать со шкурами? Вспомнил опыт юности – сам разделал и просолил несколько шкурок. Но потом кому ни предлагал, никто добычу не берет. Однажды узнал, что в Риге в одном месте принимают пушнину. Приехал, привез на пробу две лисьи шкуры. Приемщица повертела, покрутила мех: “Хороши! Ну семь евро за обе дам!”. Ренат остолбенел. “Нет, мадам, я не могу взять такие громадные деньги!”. Повернулся и уехал. Правда, потом эти шкурки пригодились: клиент из “Латвияс газе” увез их в качестве сувенира вместе с банками осетровой икры в Москву в “Газпром”- тамошние сотрудницы оценили мех из Латвии по достоинству.

Еще я обратила внимание на старый, но крепкий деревянный дом – по всему видно, родовое гнездо. Там и живет наш герой. И это тоже показатель: ведь в Латвии многие владельцы наследственных земель и бывших колхозных полей начинали хозяйствовать с постройки персональных трехэтажных вилл. На этом и заканчивали. У Хофманисов же на первом месте – дело. Самим на пользу, и людям на радость.

Если Вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Shift + Enter, чтобы проинформировать нас.

На главной странице