Константин Райкин: “Счастье — не станция назначения, а способ путешествия.”

Константин Райкин — человек бесконечного таланта. Нерв, эмоция, страсть на сцене и удивительный такт вне ее. Он серьезен, вдумчив, не бросает слов на ветер. Но если поймать одну волну, можно услышать добрый, открытый смех с фирменной хитрецой.

raj1

“Когда я говорю, что стал “взрослым”, то имею в виду какую-то осознанность своих задач, целей, своего предназначения в человеческом пространстве. При этом, мне кажется, очень важно, чтобы человек, который занимается искусством, сохранял бы какой-то детский, непосредственный и чистый взгляд на жизнь, не утрачивал бы способности удивляться и быть учеником при всех своих профессорских регалиях и званиях. Но это качество либо есть, либо нет.

Очень важно, как опыт трактуется тобой, и эта трактовка зависит от воспитания и среды, в которой ты растешь и которая тебя окружает. Мы процентов на 90 зависим не от генов, а от того, кто рядом с нами, в чьих мы руках, кто нас растит, кто воспитывает, в какие общения и взаимосвязи мы попадаем среди людей и кто становится для нас ведущим.  Мы колоссально от этого зависим.

raj2

У артиста, безусловно, есть срок годности. Но этот срок не универсальный, а индивидуальный. Просто есть какие-то вещи объективные: актерская профессия очень физически трудная, очень энергоемкая профессия, энерготребовательная и энерегозатратная, и у пожилого человека сильно сужается диапазон его возможностей. И важно, чтобы в труппе театра было преобладающее количество молодых. Театр – вообще дело молодых.

Для меня нет понятия “наше время”. Я постоянно имею дело с молодыми и преподаю уже сорок лет, и “наше время” — это сейчас, настоящее, вот это наше со студентами время.

Задача искусства, его главная цель — сделать жизнь человека ощутимой. И эти способы становятся всё более и более изощренными. И это не потому, что искусство становится безнравственным! Ничего подобного! Это было бы слишком просто! Это новые способы, которыми искусство ищет новые возможности проникнуть в незащищенные зоны человека, под его толстую кожу, под его панцирь.

Когда говорят, что раньше Толстой и Чехов обходились без мата, то хочется сказать: “Ну обходились, да, но раньше обходились и без рок-н-ролла, и без джаза. Были Моцарт, Бетховен, но это же не повод, как при советской власти, запрещать и собственно джаз, и сам саксофон”.

raj3

Жизнь вспять не повернуть, и искусство даже не 21 века, а уже 20 века давно перешло такой рубикон как “ненормативность лексикона”. И пользуется этим вовсю. И есть огромное количество великих произведений в драматургии, литературе, поэзии, где мат, например, на своем месте. И все эти запрещающие законы глупы, потому что все равно не будут соблюдаться.

Фальшь чувствую всегда. Это ведь моя профессия. Но я не настолько неженка, что как только мне начинают льстить, сразу прекращаю все отношения. Нет. Главное – четко понимать, что это лесть. Мы же все дипломаты в какой-то степени, и кому нужен правдолюбец, который только правду-матку говорит? Мы все состоим из каких-то компромиссов, каких-то округлостей, надо как-то уметь немножко и потерпеть.

Семейная жизнь — это такая сложная и трудная наука, что здесь я не возьмусь давать советы. Это всё всегда так непредсказуемо, так индивидуально, здесь столько сложностей. Ну его! (Смеется)

Давать советы касательно семьи так же трудно, как делать спектакль. Семья — это тоже какая-то особая история, состоящая из стольких компонентов… это многодетальный и хрупкий механизм.

Ругаться для любящих людей — нормальное явления. Более того, если мы ни разу не поругались, значит, мы друг друга и не узнали. Как говорил персонаж Гончарова в “Обыкновенной истории”: “Не советую тебе жениться на женщине, в которую ты влюблен, потому что влюбленность не позволит тебе рассмотреть недостаток качеств, необходимых для жены”.

raj4

Мне кажется, что люди, которые находятся в состоянии влюбленности, прекрасны, но неплохо бы им поскорее поссориться! (Смеется). Потому что именно в ссоре, когда люди не стесняются быть такими, какие они есть, выявляется все настоящее. Человек порядочный, добрый, настоящий, он и в ссоре порядочный, добрый и настоящий. Даже когда он очень злой. А подлец  окажется подлецом.

Конечно, не надо ругаться на следующей день после свадьбы, но тянуть с этим тоже не надо. (Смеется). Потому что это вещь важная и показательная!

Я сразу вижу мужчину, который никогда не получал по морде и которому хоть раз не отказала женщина. И чтобы стать настоящим мужчиной, надо чтоб тебе один раз дали по морде и один раз не дали. У меня лично шесть раз сломан нос. Я всегда был большим “спортсменом”.

raj5

Пытаюсь сейчас понять, что же мне ужасно не нравится делать. (Смеется). Я так устроен, что любое необходимое мне дело я заставляю себя полюбить. (Смеется).

У меня очень тяжелая жизнь, и подобной я не хочу пожелать никому. Потому что ее вынести и еще назвать это счастьем способен только я. Но это такое счастье, которое не дай Бог испытать кому-то другому.

“Весь мир — театр и театр — весь мир”, – вот эта шекспировская формула работает совершенно справедливо в обе стороны. Потому что это маленькое по сравнению с телевидением и его аудиторией занятие – абсолютная бездонность, бескрайность и безбрежность. Это непознаваемо и бесконечно.

У меня нет точных жизненных правил, потому что они меняются в зависимости от ситуации. Есть такая установка: самые трудные времена изобилуют поводами для счастья. Это очень важно! Хотя сразу приходят в голову такие горькие стороны жизни, которые очень сильно испытывают на прочность эти установки. Поэтому, наверное, главная установка: счастье — это не станция назначения, а способ путешествия. Ведь очень важно уметь быть счастливым в жизни, в которой так много трудностей и тяжестей…”

Если Вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Shift + Enter, чтобы проинформировать нас.

На главной странице