Рижский “француз” Никита Тарасов: Секреты сериала “Кухня”

Говорим – Франция, подразумеваем – кухня. Говорим – кухня, подразумеваем – Франция. И неслучайно одним из любимых персонажей популярнейшего в России и у соседей сериала “Кухня” стал кондитер из Прованса Луи.

Блестяще и натурально (многие зрители до сих пор думают, что Луи играет настоящий француз) исполнить роль французского кондитера смог рижанин Никита Тарасов, который и поведал CLUB секреты “Кухни”.

nikita_tarasov5

serg1

СЕРГЕЙ: Никита, а сам ты помнишь, каким было твое первое блюдо?
НИКИТА: Первое блюдо, как и у всех детей, обычно получается еще в песочнице. Я рос в Кенгарагсе. Тогда еще вдоль улицы Краста не было фешенебельных торговых центров и автосалонов. Там был пустырь, карьеры и много песка. Нам было где-то по четыре года, и то, что мы лепили, почему-то называли “блинчиками”.

СЕРГЕЙ: Ты был послушным ребенком?
НИКИТА: Помню, как родители, потеряв из виду, нашли меня далеко от дома – чумазого, в саже, со спичками в руках, да еще с керосином. Не помню, где мы с пацанами все это достали, но по взгляду отца я понял – мне конец. Но у меня очень добрые родители. Вообще я был пай-мальчиком. Опрятный, причесанный. Занимался музыкой и девчонок за косы не дергал. Довольно быстро стал самостоятельным. Отец, гитарист ВИА “Эолика”, постоянно был на гастролях, мама днем работала. Приходя со школы, мог запросто сам приготовить себе обед. Никогда не считал мужчину в фартуке явлением аморальным. Женщина на кухне – фея, но мужчина – бог.

СЕРГЕЙ: Доводилось ли тебе до “Кухни” делать десерты, которые ты мастерски исполняешь в кино?
НИКИТА: До сериала “Кухня” единственным десертом, которым я бы не смог отравить гостей – хлебный суп. В России о нем никто не знает. А я помню, как будучи уже студентом Школы-студии МХАТ, готовил его на общежитской кухне. Готовлю его и сейчас. Так получалось, что на съемочную площадку сериала я приезжал прямо из аэропорта, возвращаясь из Риги. Режиссер кричит: “Мото-о-ор!”, актеры играют роли, а в это время на плите тихо-мирно побулькивает ржаной хлеб с сухофруктами, я в кондитерском колпаке взбиваю сливки, Айнура натирает креманки. И вот скоро объявят обед, и хлебный суп разлетится вмиг по съемочной группе.

СЕРГЕЙ: А с таинствами французской кухни доводилось соприкасаться?
НИКИТА: Пришлось с ней знакомиться экстерном. Вся актерская команда будущих поваров проходила стажировку в одном из ресторанов Москвы, где и меня учили раскатывать слоеное тесто, знакомили с 
французской выпечкой. Я даже собрал торт! Но больше всего меня поразила любовь и трепетное отношение к своему делу моих педагогов. Их горящий взгляд, с которым они брались за скалку. Кулинарные курсы подкрепил поездкой в Прованс – на родину Луи. В маленьких прибрежных городах стучался к поварам на кухню, объясняя, что я не сумасшедший, а будущий коллега. Научился делать крем-брюле и флан.

СЕРГЕЙ: А как вообще ты узнал про этот сериал?
НИКИТА: Не поверите, но с “Кухней” я встретился в коридоре. Московская киностудия. Я снимался в другом проекте, и сцены со мной закончили раньше графика и я пошел в буфет. По дороге встретил кастинг-директора, которая бежала на всех парах встречать поваров из французских ресторанов столицы. Я спросил, что за история в запуске. “Да что-то про поваров…” – ответила она. “Давайте я тоже к вам зайду?” – “Слушай, там сегодня французов смотрят – на роль кондитера. Ну какой из тебя француз-кондитер?! Ты же русский!”
Но я же из Прибалтики, могло ведь получиться! Зашел к режиссеру, а им оказался Дмитрий Дьяченко, с которым мы когда-то давно уже работали…

СЕРГЕЙ: И сразу же был утвержден “по блату” на роль кондитера Луи, обойдя настоящих французов?
НИКИТА: Не совсем! Дима попросил меня изобразить коварного интригана, обаятельного льстеца, хитрого сплетника и непризнанного гения кондитерского ремесла – все сразу и в одном лице. Мы сделали фотопробы, а потом оказалось, что на роль Луи претендовал не один десяток настоящих 
французов! Это возложило на меня еще большую ответственность.

nikita6

СЕРГЕЙ: Помнишь свой первый съемочный день в этом проекте?
НИКИТА: Конечно! Гигантских размеров съемочный павильон, белоснежно чистая кухня, много журналистов и толпы незнакомых людей. У всех было чувство волнительного трепета. Как будто отъезжал круизный лайнер – нас все чествовали и провожали в длинное увлекательное путешествие. В первый день Макс должен был резать гуся. Помню, как бедная птица кряхтела от жара плит и софитов. Собственно, наша поварская команда так впервые и сблизилась – все обмахивали гуся картонками, чтобы тот не спекся на жаре живьем.

СЕРГЕЙ: А как у тебя до сериала обстояли дела с языком? Брал уроки французского?
НИКИТА: Поездки в Прованс стали уже доброй традицией. Перед стартом нового сезона я езжу туда, чтобы напитаться мелодикой французского языка. Мне удалось даже побывать непосредственно в том самом ресторане, где, по легенде, работал Луи до того, как оказался в оскве. Внаглую пошел знакомиться с поварами. Выяснилось, что мясо, овощи, вино хозяева заведения выращивают, производят сами на своих угодьях. И только 
кондитерские изделия закупаются на стороне. Потому что у них нет своего кондитера. “О небеса! – воскликнул я. – Конечно – ведь ваш кондитер сбежал в Москву!” Так что у телевизионного героя есть вполне реальный прототип.

СЕРГЕЙ: Судя по Луи, поездки в Прованс помогли тебе вжиться в роль…
НИКИТА: Хочешь понять героя – отправляйся к нему на родину. Так нас учили в Школе-студии МХАТ.

СЕРГЕЙ: Думали, что сериал будет столь популярным? Почему в телевизоре вообще так популярны все кулинарные шоу?
НИКИТА: Я бы не стал путать наш сериал с кулинарным шоу. Там шинкуют – у нас больше целуются. Это приятней. Успех – вещь непрогнозируемая. Можно проводить соцопросы, собирать фокус-группы, но стопроцентной гарантии популярности никто дать не сможет. У нас суперпрофессиональная команда в кадре и за кадром, мощная сценарная группа и чуткие продюсеры – вот что делает проект востребованным. “Кухня” ежегодно собирает награды. По опросу телезрителей, “Кухня в Париже” стала лучшей комедией года.

СЕРГЕЙ: Не боялся, что станешь заложником этого персонажа?
НИКИТА: Если страшно, лучше сидеть дома. Нет, не боюсь. У меня достаточно предложений ролей драматического жанра.

nikita_tarasov

СЕРГЕЙ: На улице обращаются с советами по поводу кондитерских рецептов?
НИКИТА: Знаешь, во время съемок фильма “Кухня в Париже” к нам подошла француженка и объяснила, что она учит русский язык с помощью нашего сериала. А когда мы снимали на набережной Сены, мимо проплывал теплоход. В самом центре Парижа на верхней палубе судна из колонок
 доносился голос Лепса, и вдруг нас заметили и крикнул: “Смотрите! Это ж “Кухня”! Но чаще всего на улице просто хихикают. Мне приятно, что только лишь своим появлением могу вызвать положительные эмоции у людей.

СЕРГЕЙ: А кто на самом деле готовит в сериале?
НИКИТА: С самого первого съемочного дня актерская команда тесно стоит плечом к плечу с командой гуру ресторанного бизнеса. Зрители постоянно видят их в кадре. Это настоящие повара. По сути, у нас два шефа на кухне. Один – Дмитрий Юрьевич Назаров, а другой – Вячеслав Аратов, повар высшей категории. Во время съемки помимо истории, продиктованной сценарием, есть еще и своя, параллельная реальность. Кто-то готовит себе завтрак, кто-то принес утку и попросил ребят ее зажарить. Съемочный процесс длится по меньшей мере двенадцать часов ежедневно, поэтому мы живем на кухне в прямом смысле слова.

СЕРГЕЙ: Зато, наверное, голодными уж точно не остаетесь.
НИКИТА: Да, еда в “Кухне” – полноценный персонаж. О продуктах заботятся, блюда освежают, дабы сохранить первозданную свежесть. И не всегда то, что попадает в кадр, съедобно. Потому что у фуд-стилистов свои секреты. Некоторые из них были раскрыты только в четвертом сезоне. Как правило, когда блюдо отсняли, его разбирают на составные части, чтобы использовать в дальнейших сценах. Мы не транжирим еду – мы ведь ее любим.

СЕРГЕЙ: Каковы твои личные предпочтения среди известных тебе французских ресторанов?
НИКИТА: Ресторан в Провансе, где якобы работал Луи, обладает мировой славой и почти столетней историей. Там обедали лучшие представители французской школы импрессионизма, звезды европейского и голливудского кино. Много лет существует традиция: во время кинофестиваля в Канне заглядывать на огонек в этот ресторан. Мне крайне импонирует скромность его интерьера, незатейливость меню и полное отсутствие какой-либо помпезности. Рестораны, к примеру, в Юрмале выглядят куда более напыщенно. Достоинство, как мне кажется, не в роскоши интерьера, а в тепле уюта. Именно поэтому мне всегда хочется туда вернуться.

СЕРГЕЙ: Французская кухня – реальная и в сериале – отличается?
НИКИТА: Меню настоящее, аутентичное на все сто. Ингредиенты, как я уже говорил, – не всегда. Икра из силиконовых шариков в кадре выглядит не менее аппетитно, чем настоящая. А это даже лучше. Ни у кого не возникает соблазна ее съесть между дублями.

nikita1

СЕРГЕЙ: Если сериал – работа огромной команды, то образ Луи и его внешний вид – твоя находка?
НИКИТА: Образ Луи – тоже работа команды. Мне его принесли в подарок, как готовое блюдо. Он придуман стилистами, режиссером и сценарной командой.

СЕРГЕЙ: Вот этот игривый платочек на шее – чья идея?
НИКИТА: А конкретно игривый платочек – дело рук художника по костюмам Гелены Мартемьяновой. Стояла задача сделать кондитера трогательным обаяшкой, обойдя острые углы пошлости.

СЕРГЕЙ: Судя по фото вне сериала, ты в жизни такой же франт в хорошем смысле этого слова. У тебя врожденный вкус – или чувство стиля привито родителями?
НИКИТА: Франт? Буду теперь себя так называть. Вкусу в одежде я обязан отцу. Он еще в детстве мне говорил, что артист – это звучит гордо. Артист – пример для подражания, поэтому выглядеть безупречно – прямое продолжение профессии. Большая часть моего гардероба куплена в Риге. Там, где 
одеваются все рижане.

СЕРГЕЙ: Популярность сериала и собственно героя сказалась положительно на твоей кинокарьере?
НИКИТА: Однозначно! Считаю “Кухню” своим счастьем. Не только я. У нас исключительно дружная команда. Как французская сковородка: на зависть прочная, на радость огнеупорная. Все, что зритель видит на экране, сделано с азартом и уважением к сериалу, к профессии в 
целом. Надеюсь, это заметно и завораживает. А все, что сделано с любовью, обречено приносить плоды.

Если Вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Shift + Enter, чтобы проинформировать нас.

На главной странице