Евгений Иванычев: Король розыгрышей и обладатель поцелуя Марины Влади

В конце следующей недели, 17, 18 и 19 ноября в Молодежном театре “Общество свободных актеров” будет проходить бенефис Евгения Иванычева – известного советского и латвийского актёра театра и кино, народного артиста Латвийской ССР. 

В этом году мэтр отметил свой 80-й юбилей. И он вполне бы мог праздновать его заодно с пятидесятилетием службы в Рижском русском театре им.М.Чехова, если бы не множество “но”, о которых юбиляр нам и поведал.

20171109_130703

Однако Евгений Ивановиче не только “прошелся катком” по руководству драмтеатра. Он – просто кладезь забавнейших историй. Актёр сыпал именами-легендами, описывал свои розыгрыши и шутки, а мы от души хохотали и записывали, записывали.

“Я расскажу, почему бенефис пройдет не в РРТ, только вы обязательно напишите. Потому что мне неприятно слышать, какие Цеховал дает интервью. Он уходит на пенсию, и сейчас с таким превосходством говорит о своих достижениях великих, отрицая всячески, что славу театру принес Аркадий Кац.

У него язык поворачивается сказать, что всё сильно преувеличено. Он настолько перевирает историю, обидно слушать. Ему говорят, что раньше на спектакли приезжали автобусами. «Это заслуга турагенств,» – парирует. Отрицает, что люди ночами стояли в очередях за билетами, а на три месяца вперед всё было продано. Но ведь это было, это факты!

А вот при нем театр больше не смог достичь такой народной любви. Потому что репертуар стал конъюнктурным, а это многим не подходит: рижане воспитаны на хорошей классике, на качественной литературе.

Цеховал гордится спектаклем “Одесса, город колдовской…”, который прошел 150 раз. Мол, это успех, который больше никто не повторит. Он забыл о том, что я играл “Варшавскую мелодию” 300 раз, “Аморальную историю” 260 раз?

Он вроде бы стремился к лучшему, но методом террора какого-то. При нем сменилось 7 главных режиссеров! В “Ленкоме” у Захарова до сих пор есть худсовет, а у нас директор распределял роли сам.

А эти расправы над теми, кто был основой театра при Каце? Он, придя на должность, сразу уволил нас на пенсию. Мы резко стали ненужными стариками. Потому что мы спорили. Ему не понравилось, и нас “ушли”. А мы ушли красиво, потому что хорошо воспитаны. Мы доигрывали как приглашенные актеры свои роли в спектаклях, хотя могли устроить какую-то каверзу. Просто мы так сильно приросли к театру, а он и нашу преданность возвел в ранг своей заслуги.

20171109_130708

Юбилеи артистам он отмечает по своему выбору – кто-то заслужил у него праздник, кто-то нет. Я – нет. Я много спорил. А всех, кто не согласен с Цеховалом, постепенно начали исключать из репертуара. Когда приезжали хорошие режиссеры, которые нас помнили, знали, он отказывал, находя массу причин для этого.

А директор Молодежного театра, он когда-то работал с нами, со стариками. И, узнав ситуацию, предложил мне сцену “ОСА”. И вот теперь вашему вниманию – “Записки старого хулигана”. Содержание не расскажу, приходите посмотреть. (Улыбается).

Вкратце так. Это будет не обычный юбилей, когда юбиляр сидит на лавочке и принимает поздравления: танцы, песни, цветы, подарки. То есть, конечно, и это будет. Но отличие в том, что зрителя ждет немного хулиганское представление, центром которого будут истории – те самые записки, которые я вёл всю жизнь.

Будут читаться и разыгрываться всевозможные смешные моменты. Юбилейного пафоса мы старались избежать. Будут участвовать не только молодые актеры, но и мэтры театра – Алефтина Шмакова, Арнис Лицитис, Марк Лебедев, Людмила Сигова.

Я описывал свою жизнь, истории о театральных событиях и ролях в кино. Начал с тех времен, когда поступил в ГИТИС, откуда меня выгнали. К нам попало тайное письмо французского посла, которое он послал Сталину – его привезла дочь Куприна Ксения. И мы его читали, о чем быстро узнали. Ректор вызвал меня, дал денег и сказал: “Пока к тебе не пришли, поезжай в любое место, где ты мог бы спокойно переждать”. Я отсиделся у мамы в Самаре, окончил там театральную студию и лишь потом вернулся в Москву, в театр Пушкина.

Все свои роли я считаю довольно тяжелыми. Легких ролей не бывает. Если хочешь работать по-настоящему, это мука. Удовольствие получаешь тогда, когда отыграл и чувствуешь, что всё прошло успешно. До этого всё время дергаешься, нервничаешь, обдумываешь.

Могу сказать, что у Каца мне было работать легче, потому что он конкретно и точно говорит, что делать. Я работал с Товстоноговым, он ставил у нас “Полустанок”, он давал четкие актерские задачи. Было понятно, ты рыжий, черный или белый. А когда режиссер невнятно описывает, ты будто в облаке, в тумане, и непонятно, куда, что и как.

Вне театра мне огромное удовольствие доставляет рыбалка. Моей жене в наследство достался хутор. И мы все лето, начиная с апреля, проводим там. И возвращаемся в Ригу только осенью, когда убрали урожай – яблоки, ягоды все. Вот там я и рыбачу.

А еще ко мне туда приезжают друзья – те, кто еще на ногах. Лебедев, Шмакова, Незнамова. Встречаемся, поддерживаем связь. Таблетки достаём друг другу, мази. Разыгрываем друг друга. За мной же дурная слава “короля розыгрышей” всю жизнь была.

Я даже когда на полном серьезе говорил, мне уже мало кто верил. Особенно те, кто попались на мои шутки. Я им: “Ребята, сейчас Бродского там-то продают!” А его же не достать тогда было, и ребята в ответ: “Да-да, знаем-знаем!”. Не верили.

Ну, еще бы. Я же коллег однажды на кастинг отправил. Сюда приехал кинорежиссер Ром, он снимал “Убийство на улице Данте” тут. Я напечатал приглашение прийти на кинопробы всем поименно. Позвал в одну гостиницу, туда все поехали, а я позвонил администратору и попросил перенаправить в другую. А оттуда еще в одну. На четвертой гостинице группа всё поняла. Вечером я к телефону не подходил. Наутро ко мне пришла делегация…

Я собирал анекдоты, у меня их было очень много. Но некоторые пропали. Особенно жаль, что кто-то “свистнул” поцелуй Марины Влади. Я в течение двух лет жил с Высоцким на гастролях. Про него тоже есть забавная история.

Мы приехали в Ростов-на-Дону, получили сразу суточные и отправились на реку. Оставили вещи на берегу, вернулись – ничего нет. Обратились к дежурному милиционеру, он нас в мокром белье и доставил гостиницу.

А поцелуй Марины достался мне на гастролях в Харькове. Мы с Сашей Боярским шли на спектакль и встретили Володю с какой-то девчонкой. Она такая невзрачная была – в советской дешевой рубашечке, белых кедах, в брючках непонятных, маленькая, с веснушками. Высоцкий рассказал, что везет Марину на юг, а здесь остановился чуть передохнуть. Я дал ему ключи от номера. Возвращаюсь после спектакля, на столе записка: “Женя, большое спасибо, до встречи!” И поцелуй – отпечаток помады Влади.

У меня было много таких интересных встреч, вот о них тоже расскажу на бенефисе. Приходите!”

bilet_sm

Если Вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Shift + Enter, чтобы проинформировать нас.

На главной странице